XVIII век | Развитие | Биографии | Церковь | Дипломатия | Войны | Монархи | Органы власти


Часть первая. Высшие органы власти


Петр Великий сосредоточил в своих руках и юридически, и в действительности, - абсолютную неограниченную власть, устранив те два учреждения (патриаршество и боярскую думу), в которых так или иначе могло проявляться противодействие самодержавию государя. В царствование его эта власть была формулирована в законе - в Воинском Уставе ("Его Величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благо мнению, управлять") и в Духовном Регламенте, - что хотя и не могло отразиться на существе власти монарха, но несомненно имело серьезное практическое значение, внося точность и определенность в область, которая до тех пор нормировалась лишь общим народным правосознанием, выражавшимся довольно сбивчиво в обычном праве.
В это же царствование появляется официально теоретическое обоснование прав неограниченного императора, в виде написанного Феофаном Прокоповичем , по поручению Петра, трактата: "Правда воли Монаршей" ( Полный Свод Законов, том VII, № 4870). Исходившая из господствовавшей тогда теории договорного происхождения государства, а также из Священного писания, и выводившая из них неограниченность власти русского монарха, "Правда воли Монаршей" должна была поднять нравственный авторитет этой власти, но вместе с тем ставила для законности ее действий известные условия (веления государя не должны быть вредны); кроме того, "Правда" возбуждала немало политических вопросов, раньше вряд ли интересовавших наше общество.
Будучи распространена при Петре и при Екатерине I в десятках тысяч экземплярах, она должна была будить политическую мысль, давая ей иногда направление, не вполне согласное с целями трактата, хотя он и разрешал затрагиваемые вопросы всегда в пользу неограниченной монархии. Немедленно после смерти Петра начинаются попытки высших слоев тогдашней чино вной, а также и родовой придворной аристократии, так или иначе ограничить власть императора.
Приверженцы малолетнего великого князя Петра Алексеевича (князь Дмитрий Михайлович Голицын и др.) предлагали возвести его на престол, поручив правление императрице Екатерине вместе с Сенатом. План этот не был приведен в исполнение: на престол вступила Екатерина I, но не по праву своему, а по избранию Сенатом, Синодом и генералитетом. Стремления к ограничению императорской власти, как это сразу подметили иностранные посланники при русском дворе, сказались в учреждении Верховного Тайного совета (8 февраля 1726 г.), в котором несколько лиц (князь Меншиков , граф Апраксин , граф Головкин , барон Остерман , граф Толстой , князь Дмитрий Михайлович Голицын) фактически руководили всеми делами государственного управления.
Воцарение малолетнего Петра II (7 мая 1727 г.), происшедшее согласно Тестаменту Екатерины I, но официально названное "избиранием" на престол, еще более возвысило значение "верховников" (см.) - членов Тайного совета, которому п. 5 Тестамента передал "полную власть правительствующего самодержавного государя".
После падения Меншикова в Совете получили преобладание представители родовой аристократии в лице четырех князей Долгоруких и двух князей Голицыных; кроме них членами Совета были граф Головкин и барон Остерман. Власти своей верховники не пожелали выпускать из рук и после скоропостижной смерти Петра II (18 января 1730 г.).
Приглашая на престол курляндскую герцогиню Анну Иоанновну , дочь Иоанна Алексеевича , Совет предложил ей ряд пунктов, которые она и подписала в Митаве. Пунктами этими или предварительными "кондициями" будущая императрица обязывалась, между прочим, в супружество во всю жизнь не вступать, не назначать себе наследника, не объявлять войны и не заключать мира без согласия Верховного Тайного совета; подданных новыми податями не отягощать; в чины выше полковника и во все придворные никого не производить, вотчин и деревень никому не жаловать; гвардии и армии находиться в ведении Верховного Тайного совета; у дворянства жизни, имущества и чести без суда не отнимать; не распоряжаться государственными доходами. При несоблюдении одного из этих условий императрица должна была лишиться престола. Прибыв в Москву и убедясь, что эти пункты предложены ей лишь незначительной партией, императрица 25 февраля разорвала их, и 28 февраля того же 1730 г. был издан манифест о восприятии ею самодержавия.
Попытки ограничить самодержавие на время прекратились, хотя, по словам "секретнейшего наставления" Екатерина II генерал-прокурору князю Вяземскому , в Сенате существовала партия, желавшая этого.
Попыткой ограничить власть Екатерины II являлся представленный ей графом Н.И. Паниным , немедленно по восшествии ее на престол, проект учреждения Совета и реформы Сената. Собственно в самом проекте, написанном Д.И. Фонвизиным под руководством Панина - который, в свою очередь, как утверждают, находился под влиянием принципов шведского государственного строя, - ограничительные тенденции выражены настолько слабо, что некоторые исследователи (господин Чечулин ) отрицают и самую наличность этих тенденций.
Сама императрица, однако, судя по письму ее к Понятовскому (в августе 1762 г.), и те из современников, которые были знакомы с проектом и чьи отзывы о нем дошли до нас (Вильбуа, граф Бестужев-Рюмин , граф М.Р. Воронцов), единодушно видели в нем стремление к аристократическому образу правления. Характер ограничения императорской власти до некоторой степени имели постановления о том, что часть членов Совета (6) должны быть несменяемыми, а Сенат должен состоять частью из членов, назначаемых от короны и несменяемых, частью же, и при том наиболее значительной, из членов, избираемых дворянством.
От осуществления этого проекта, в котором надо видеть последнюю попытку аристократической партии, Екатерина, после долгих колебаний, отказалась. Позже императрица, говорившая про себя, "что она в душе республиканка и деспотизм ненавидит", пришла к убеждению, что "для блага народа русского абсолютная власть необходима". Эту мысль она подробно развила в своем "Наказе".

Часть вторая. Центральные учреждения


В начале царствования Петра высшим государственным учреждением продолжает быть боярская дума, которая в 1701 г. начинает называться Ближней канцелярией. Приблизительно с 1704 г. обязанности ее переходят в Канцелярию министров, которая из органа, состоящего непосредственно при государе и действующего совместно с ним, постепенно обращается в орган самостоятельный. В 1711 г. (22 февраля) учреждается Сенат, сначала на случай отлучки государя (Турецкая война), как орган, временно его заменяющий, потом, по возвращении государя, как постоянный высший орган государственного управления, подчиненный лишь государю и закону. В XVIII веке фактическое и юридическое положение Сената в системе государственного управления не было неизменным.
Бывали эпохи, когда Сенат, вследствие малого внимания, уделяемого государем делам правления, фактически присваивал себе власть почти самодержавную (при императрице Елизавете). Иногда, наоборот, Сенат оказывался подчиненным другим государственным учреждениям (Верховному Тайному совету и Кабинету) и наравне с прочими коллегиями получал от них указы.
В Сенате в XVIII веке сосредоточивались дела судебные, административные и законодательные, восходя на Высочайшее утверждение обыкновенно через генерал-прокурора. Должность эта, учрежденная в 1722 г. (причем Ягужинский , первый занимавший ее, фактически не исполнял ее с 1726 по 1730 г. и затем с 1731 до смерти своей в 1736 г., а преемник ему был назначен лишь в 1740 г.), устанавливала непосредственную связь Сената с государем и этим самым значительно возвышала значение Сената; но с другой стороны, личное влияние генерал-прокуроров иногда, особенно ко второй половине века, фактически подавляло самостоятельность Сената.
Между Сенатом и губерниями первоначально, в особенности после того, как прежние приказы были фактически упразднены, устанавливались непосредственные сношения, для чего при Сенате состояли губернский стол, губернские комиссии и обер-фискал, с подчиненными ему местными (провинциал- и городовыми) фискалами.
Когда недостаток центральных учреждений сделался заметным и Петр I, в 1718 - 1720 г., учредил по шведскому образцу коллегии, то они стали между Сенатом и местными учреждениями. Отношения коллегий к Сенату (аналогичного ему учреждения в Швеции не было) не были вполне выяснены ни в частных регламентах коллегий, ни в генеральном (28 февраля 1720 г.).
Систематичности в распределении дел государственного управления коллегиями достигнуто не было: дела однородные (например, финансовые) оказались раздробленными между различными коллегиями; почти все коллегии не только управляли, но являлись и судебными инстанциями.
Кроме того, коллегии создали страшную волокиту; но так как они были учреждены в эпоху, когда Сенату было фактически невозможно, при полном расстройстве местного управления, исполнять одному все функции центрального управления, то они все-таки сослужили немалую службу. Когда по Учреждению о губерниях, почти все дела, производившиеся в коллегиях, были переданы в губернии, коллегии (с 1781 г.) постепенно стали закрываться. Губернские установления вновь оказались подчиненными непосредственно Сенату. Восстановление коллегий при Павле опять создало инстанцию между Сенатом и губерниями.

Часть третья. Местное управление


Со времени Петра Великого у нас существуют три системы местного управления - бюрократическая, з емская и сословная, переплетаясь друг с другом и нередко утрачивая свой первоначальный характер: органы чисто сосло вные выполняли обязанности по общему управлению; органы, по своему происхождению земские, по служебному положению и характеру деятельности иногда не отличались от бюрократических.
Существующее административное деление империи остановилось в общих чертах с Петра I, в первый раз разделившего Россию на губернии. Единицами, аналогичными губерниям, являются (преимущественно на окраинах) области, округи, отделы, а также градоначальства. Более крупную единицу, объединяющую несколько губерний (обыкновенно - на окраинах), составляют генерал-губернаторства. Кроме общего деления, существуют еще особые, в целях специальных отраслей управления (округи судебные, военные, учебные, путей сообщения, почтово-телеграфные, таможенные, горные и др.). Некоторые из этих делений более или менее совпадают с общегубернским, другие построены на совершенно иных началах (см. ниже, Административное деление России).
Первой реформой местного управления при Петре Великом было учреждение 30 января 1699 г. Бурмистерской палаты в Москве и земских изб в городах. Состав их был выборный. Избы собирали доходы и заведовали повинностями, лежавшими на "купецких и промышленных людях". Управление делами города как целого, на них возложено не было. В 1702 г. были отменены губные старосты и дела их переданы воеводам и выборным дворянским советам, без которых воевода ничего чинить не мог.
В 1710 г. во главе губерний были поставлены губернаторы, а с 1713 г. - коллегии из губернатора и от 8 до 12 ландратов.
В 1716 г. губернии были разделены на доли, и ландраты сделаны начальниками их, вследствие чего местная администрация опять стала единоличной. Для сбора налогов были учреждены земские камерины, комиссары, рентмейстеры.
В 1719 г. губернии были разделены на провинции под управлением воевод, в руках которых сосредоточились все функции управления. Подчиненность воеводы губернатору была весьма незначительна; воевода мог даже непосредственно сноситься с органами центрального управления. Уездную администрацию составляли земские комиссары, писаря, надзиратели; все эти чины избирались дворянством. Бюрократический элемент совершенно упразднил деятельность земских изб и привел городское хозяйство в полный упадок.
Петр, "дабы рассыпанную сию храмину паки собрать", учредил по городам выборные магистраты, а в Санкт-Петербурге - Главный магистрат (1721), заведовавшие "не только купецкими людьми, но, яко начальство всего города, полицейскими, хозяйственными его делами и судом". Суд вообще был изъят из рук губернаторов и воевод и вручен выборным ландрихтерам и надворным судам. Еще при жизни Петра наблюдается антагонизм между бюрократическим органами - губернаторами и воеводами, которых поддерживают коллегии, с одной стороны, и земским элементом в уездном и городском управлении и суде - с другой.
При преемниках Петра уничтожается выборный суд и судебная власть передается губернаторам и воеводам (1727); упраздняются также и главный, и городовые магистраты. Губернаторы и воеводы делаются единственными носителями власти; в городах и уездах сохраняется, в виде лежащей на населении повинности, несколько выборных должностей, поставленных в полное подчинение воеводам. Такой порядок вещей продолжался до Екатерины II , которая сначала отдельными мерами, а потом широко задуманной реформой пересоздала все местное управление на началах децентрализации и самоуправления.
Эта реформа была последовательно проведена Учреждением о губерниях 1775 г. (вторая его часть издана в 1780 г.), жалованной грамотой дворянству (1785) и грамотой на права и выгоды городов (1785). Общий строй местного управления, установленный этими законами и сохранившийся во многом до нашего времени, сводился к следующему. Во главе губернии был поставлен генерал-губернатор, наделенный, в качестве "государева наместника", весьма широкими полномочиями по надзору за всем местным управлением и судом.
Действительное управление было возложено на губернаторов; высшим в губернии учреждением являлось губернское правление - по делам чисто административным, и казенная палата - по делам финансовым; чины их назначали сь правительством; значительная часть дел управления была передана "приказам общественного призрения", состав которых был выборный. Уездное управление, в лице исправников и "нижних земских судов" (чисто административное учреждение), было тоже выборным. Выборные судебные учреждения представляли весьма сложную организацию. Дворянство при Екатерине впервые получило корпоративное устройство. Были учреждены губернские и уездные дворянские собрания, для выбора должностных лиц местной администрации и суда, для обсуждения вопросов, предлагаемых от правительства, и для заведования сословными нуждами.
Для управления сословными делами учреждались предводители (губернские и уездные), дворянские депутатские собрания и дворянские опеки. Города также получили сословное корпоративное устройство. Все дела местного хозяйства и полиции были переданы "общей городской думе" и ее исполнительному органу, "шестигласной думе"; но в то же время были установлены городничие и полицеймейстеры, отношения которых к думе не были твердо выяснены. Судебным органом в городе являлся выборный магистрат. Основные начала екатерининской реформы: децентрализация, избрание должности, самостоятельность суда были отменены или совершенно искажены при Павле I.

XVIII век | Развитие | Биографии | Церковь | Дипломатия | Войны | Монархи | Органы власти